Погожим летним днем в далеком Мюнхене, а точнее на южной его окраине, уютной Зэбенер-штрассе, группа молодых немецких парней внимала каждому слову своего наставника.

Внимательно и в то же время немного растерянно они слушали этого резвого человека, объясняющегося на ломаном немецком, и подскакивающего то к одному, то к другому игроку, чтобы сформулировать свои требования. "Я бы охотно использовал тебя в полузащите, но это уже будет перебор", — обратился он к капитану команды Филиппу Ламу. "А Манджукича, — с улыбкой продолжал тренер, — мы отправим в центр защиты. Он такой высокий, и мячи выбивает хорошо". Футболисты залились смехом – команда восприняла слова тренера как шутку. Очень даже напрасно.
Когда Хосеп Гвардиола только приступил к работе с командой, он заявил, что все в Баварии "супер". Как оказалось, все настолько "супер", что без подписания Тиаго Алькантары было не обойтись: "Мы нуждаемся в таком игроке". Алькантара, конечно, очень хороший игрок. Вот только в Баварии в хороших футболистах недостатка нет. Эта команда выиграла в прошлом сезоне все возможные трофеи, и была вполне в состоянии попробовать сделать это еще раз. Алькантара приехал в Мюнхен, "чтобы играть", и поскольку Тиаго в команде лучше всех знаком с игровой концепцией Гвардиолы, он получает солидное преимущество над другими игроками. По крайней мере, в первые несколько месяцев. А ведь еще прошлым летом, после приобретений Данте, Манджукича, Писарро и Хави Мартинеса высказывались опасения на тот счет, что из-за конкуренции за место в старте среди игроков возникнет недовольство, резервисты упадут духом.

В первой части сезона 2012-13 из-за травм из игры выпали Роббен и Гомес, потом повредились Бадштубер и Кроос. Это, а также ротация, которую во втором круге активно применял Хайнкес, позволило ряду игроков запаса все же получить игровую практику. Несмотря на это, недовольства в команде избежать не удалось. Уже по традиции почти весь сезон куда-то собирался уйти Арьен Роббен. Марио Гомес говорил меньше, работал больше, но в итоге перешел в Фиорентину. Уже сейчас, в преддверии жесткой борьбы за место в основе возможные варианты смены рабочего места рассматривает Луис Густаво, которого Клаус Аллофс очень хочет переманить в Вольфсбург. Густаво, проведя на очень приличном уровне Кубок Конфедераций, рассчитывает на место в основе сборной на грядущем ЧМ. Ему, как и Гомесу, для этого нужна постоянная игровая практика. А ведь сборников в составе Баварии предостаточно. Многим из них придется наблюдать за игрой команды со скамейки запасных, другим – играть на неродной для себя позиции.
"Да где угодно – "шестерка", "восьмерка", "десятка", "одиннадцатка" и даже "семерка", — отвечает Пеп на вопрос журналиста о том, где же будет играть Тиаго в этой и так хорошо укомплектованной команде. Мартинес может с опорной зоны спуститься в центр защиты. При этом, скорее всего, пострадает Боатенг, который опять-таки рассчитывает поехать в Бразилию в качестве основного центрбека своей сборной. Мюллер и Гетце будут наигрываться на позиции ложной "девятки", что не может не "радовать" Манджукича и Писарро. "Если все будут здоровы, нам придется принять несколько нелегких решений", — описывает сложившуюся ситуацию спортивный директор клуба Маттиас Заммер. Сами игроки пока высказывают уверенность в том, что тренер найдет выход и никого не оставит в обиде. Но это всего лишь слова, конечно же. На деле за свое место придется переживать всем, кроме, пожалуй, немецкой оси Нойер-Лам-Швайнштайгер-Мюллер. Плюс теперь еще Алькантара. Матч с Гамбургом на Кубке Телеком Тиаго начинал в старте, на позиции единственного центрального полузащитника. В такой ситуации остается только пожалеть ребят из мюнхенского молодняка, типа Джана или Хейбьерга, которым на место в основной обойме рассчитывать не приходится. Сам Гвардиола говорит, что так называемой Luxusproblem или проблемы переизбытка у него не будет. И тут же обосновывает свои слова.

Если Бавария во всех кубковых турнирах доберется до финала, команда сыграет 53 матча. С учетом товарняков и суперкубков, количество игр возрастает до 60-ти. В таком случае игрокам сборных, которые проведут все встречи команды от звонка, сыграют до сумасшедших семи десятков матчей за сезон. Поэтому Гвардиола спокойно относится к перебору исполнителей в средней линии. 15 человек претендующих на шесть позиций – такой подбор игроков дает ему возможность варьировать игру команды не только в течение сезона, от тура к туру, но даже по ходу отдельной игры: "Мы сможем изменить тактическую схему по три-четыре раза за матч, если в этом будет необходимость". Тренер не только по званию, но и по призванию, Гвардиола с первых тренировок начал пробовать игроков на неродных позициях, выискивая нераскрытый предшественниками потенциал. Вариативность требует универсализма, а футболисты мирового класса имеют возможность сделать свою игру еще лучше.
Вышеупомянутый матч с Гамбургом Бавария начала с расстановкой 4-1-4-1, которую Гвардиола активно наигрывает во время тренировок и контрольных матчей. По ходу игры схема изменилась до барселонской перевернутой пирамиды 4-1-2-3 с Томасом Мюллером в качестве ложной "девятки". Если Пеп собирается использовать эту схему, то становится понятно, зачем ему так сильно понадобился Алькантара, способный сыграть как одного из двух распасовщиков, так и на фланге. Что касается 4-1-4-1, то тут возможностей для маневров предостаточно, ведь в центре смогут сыграть и Луис Густаво, и Мартинес, и Басти, и тот же Алькантра. Добавим сюда отработанные с Хайнкесом до идеала 4-2-3-1, и получим уже три рабочих игровых рисунка.
Многие в Германии возмущаются, мол, зачем переворачивать с ног на голову игру команды, которая и так сейчас является сильнейшей на континенте. Однако Хосеп старается не обращать внимания на критику и опасения. "Если что-то работает хорошо, проведи ремонт", — так описывает философию Гвардиолы его друг, профессор экономики Колумбийского университета Хавьер Сала и Мартин. Хочешь мира, готовься к войне. Только постоянно развиваясь, ты сможешь эквилибрировать на вершине. Сравнений с Хайнкесом после сезона абсолютного доминирования в любом случае избежать не удастся. И что бы там не говорил Румменигге о том, что повторения этого успеха в следующем сезоне они не ожидают, но сценарий 2002-го, когда после побед в чемпионате и Лиге чемпионов мюнхенцы проиграли борьбу на всех фронтах, клуб точно не устроит. После золотого трипла и все этого невероятного ажиотажа над Пепом довлеет такой груз ответственности, который не испытывал, пожалуй, еще ни один наставник Баварии.

Тренеры, которые в корне меняли игру команды, в итоге не очень хорошо заканчивали. Однако в сравнении со своими предшественниками, Гвардиола выгодно отличается как профессиональными (Клинсманн), так и личными (ван Гаал) качествами. В то же время союз Баварии и каталонца станет вызовом не только для тренера, но и для клуба, который должен создать комфортные условия для Хосепа, активно сотрудничая с ним, не мешая ему и всячески оберегая от нападок прессы. Также это станет проверкой самих игроков на готовность воспринимать новое и учиться. В итоге, конечно же, в первую очередь спросят именно Гвардиолу, однако сейчас ответственность за будущее нового проекта с ним должны разделить все, от Ули Хенесса до последнего "баночника".